Институт знакомства в адыгском обществе

Circassian Culture Center - Институт знакомства в адыгском обществе: «девичьи» и «холостяцкие» дома

институт знакомства в адыгском обществе

Институт наездничества "Зеклуэ" у адыгов (черкесов) в XVIII - первой В результате основные традиционные институты адыгского общества были .. дарами, заводились новые знакомства в чужих и родственных народах. На протяжении многих столетий адыгское общество находилось в . заводились новые знакомства в чужих и родственных народах. В составе адыгских игрищ, бесспорно, дает о себе знать так что молодежь в традиционном адыгском обществе не была ограничена в общении. Именно благодаря этому взаимодействию сложился целый институт знакомства.

Как уже отмечалось выше, институт наездничества специально не рассмат ривался как в дореволюционной, так современной этнографической литературе. Среди современных исследователей, в большей или меньшей степени затрагивавших эту проблему, можно назвать таких ученых, как: Из них следует отмстить труды Б. Проблема черкесского наездничества в рамках газетной статьи затрагивается А. Не отрицая бесспорного факта существования в Черкесии в 18 - середине 19 вв.

В эпоху феодализма наездничество, значительно трансформировавшееся, становится у черкесов неотъемлемым атрибутом нового способа производства, приобретая черты классового явления; - представление о всеобщей воинственности черкесов лишено оснований.

Наездничество, как правило, выступало прерогативой княже-ско-дворянской верхушки и для других слоев общества крестьянства было характерно в значительно меньшей степени; - учитывая достаточно высокий уровень развития основных отраслей экономики Черкесии земледелие и скотоводствоа также особенности национальных традиций и этикета порицание роскоши, стяжательства.

В целом соглашаясь с основными тезисами автора, нельзя считать приемлемой формулировку только одного го них, утверждающего, что в эпоху феодализма наездничество становится у черкесов неотъемлемым атрибутом нового способа производства. В данном случае, оно входит в противоречие с другим, самим же автором выдвинутом тезисом, что наездничество переросло архаические рамки базиса, в котором оно родилось, преодолело переходный характер своей сущности, и поэтому ключ к его пониманию надо искать не в экономической сфере, а в области политики и этикета.

Во-первых, способ производства, как известно, это составная базиса любого общественного строя, а политика и этикет относятся к сфере надстройки общества. Во-вторых, войны и захват добычи не являются сами по себе атрибутами способа производства, в данном случае, феодального. Они появляются в истории в связи с изменениями в базисе развитие средств производства, появление прибавочного продукта, имущественной и социальной дифференциации, зарождение нового способа производства и классообразова-ние.

В свою очередь, зародившись, они сами становятся фактором, ускоряющим процесс классообразования и становления нового способа производства.

Но, если появление этого института связано с изменениями в базисе общества в период классообразования, то его дальнейшее существование или исчезновение в эпоху феодализма необходимо искать в области надстройки общества. В данном случае сюда можно отнести как раз те факторы, о которых говорит автор: Гарданова наездничество рассматривается в аспекте его социального содержания, особенностей общественно-экономического развития и классовых взаимоотношений в адыгском феодальном обществе.

Покровский в одной из своих работ делает вывод о том, что одной из причин бегства в пределы России в первой половине 19. Даже свободные крестьяне тфокотливынуждены были, по этой причине искать убежища в России. Покровский отмечает, что в подавляющем своем большинстве переселенцы были представителями низших сословий крепостные крестьяне и рабы и в меньшей степени - представители свободного крестьянства. Но здесь надо заметить, что автор интерпретирует отдельные факты, не связывая их с конкретной исторической и политической ситуацией.

Так, например, говоря о разбойных набегах дворян на жилища тфокотлей в прикубанских аулах, автор не уточняет, что это происходило во время Кавказской войны. Правовые обычаи адыгов черкесов предусматривали определенные механизмы и правила, ограничивающие и регулирующие функционирование института наездничества. Так, например, не допускалось обращение в рабство и продажа людей свободных сословий, запрещалось совершать набеги на общества, с которыми заключены союзные обязательства и некоторые другие ограничения.

В данном случае автор не учитывает конкретные политические факторы и историческую обстановку: Поэтому на них многие положения и нормы правовых обычаев не распространялись.

Автор справедливо отмечает, что занятие наездничеством было в основном прерогативой высших сословий князей и дворян и для других слоев свободное и зависимое крестьянство не было столь характерно. Набеги настолько были неотъемлемой чертой образа жизни адыгской феодальной знати, что русская администрация была вынуждена долгое время закрывать глаза на то, что этим продолжали заниматься офицеры из числа адыгской аристократии, находящиеся на русской службе.

Среди выводов, содержащихся в указанной работе, есть такие, которые носят спорный характер. Так, например, наездничество, широко распространенное в адыгском обществе, рассматривается как признак характеризующий степень развитости общественных феодальных опюшсшш. В своем труде В. Гарданов, в частности, пишет, что огромная роль феодальных набегов в общественной жизни адыгов 18 - перв. Очевидно, что для определения уровня развитости феодальных отношений, данный признак не является определяющим, по нему нельзя судить об уровне развитости общественных отношений.

Но, как считают многие отечественные ученые А. К примеру, в некоторых областях Италии до наших дней сохраняется обычай кровной мести. Но вряд ли на основании этого мы позволим себе делать выводы об уровне развития там капиталистических отношений. Без понимания тех особенностей, исторических закономерностей, действовавших при переходе от первобытно-общинного строя к классовому, трудно понять многие проблемы, связанные с изучением этого классового общества. В частности, в главе II указанной работы автор Л.

Куббель рассматривается как войны в эпоху первобытно-общинного строя влияли на ускорение процесса классообразования, когда укрепление военной организации в конечном счете вело к появлению военно-демократических и военно-иерархических форм общественной организации, ставших затем важными ступенями на пути клас-сообразования и политогенеза. Войны в ранней истории человечества, истории отдельных народов в том числе адыгов стали предметом специального исследования в коллективном труде А.

Изучение этнографических материалов периода первобытнообщинного строя, как уже отмечалось, может дать много для понимания некоторых проблем феодального общества. В этом отношении, на наш взгляд, примечателен труд зарубежного итальянского историка Ф. Хотя автором этого исследования делаются выводы на материалах истории Западной Европы, некоторые его выводы, да и сам метод исследования, помогли нам в понимании многих проблем изучаемой темы.

Отличительной чертой этого метода является то, что автор не просто констатирует и описывает те или иные институты феодализма, особенности образа жизни, обычаев, но и пытается найти их корни, показать, откуда они произошли, как развивались и во что в конце концов оформились уже в эпоху феодализма.

Так, например, он прослеживает эволюцию родоплеменного вождя и его дружины в феодального сеньора и средневековое рыцарство. Аналогии с Западной Европой при изучении наездиичества как определяющей черты образа жизни адыгской феодальной знати, вполне уместны, по нашему мнению. Ведь адыги, несмотря на все своеобразие их истории, проходили те же ступени в социально-экономическом, политическом и культурном развитии, что и другие народы мира.

Как справедливо отмечают авторы коллективного труда, посвященного истории народов Северного Кавказа, у них общие закономерности человечества проявлялись в национальном своеобразии, но никогда народы Северного Кавказа не были чем-то исключительным, изолированным. Хотя, как уже было сказано, специальных исследований по проблеме наездничества у черкесов нет, есть много работ, не посвященных конкретно данной теме, но изучающих некоторые вопросы, прямо или косвенно связанные с этим институтом.

институт знакомства в адыгском обществе

Так, вопросы военно-физической подготовки, институт аталычества, специфика военной организации и военной тактики черкесов рассматриваются в работах таких авторов, как: Традиционные методы военно-физического воспитания, инсппут аталычества стали, например, предметом изучения в работе С. Система военно-спортивных игр и упражнений описываются Б.

Оружие, военная экипировка, конская сбруя черкесов изучены и описаны Э. Методологическая основа При разработке диссертационной темы, методологической основой, на которую мы опирались, послужили следующие принципы и методы: При изучении любого явления общественной жизни того или иного этноса необходимо учитывать конкретные исторические условия его бытования.

Только в таком случае наши оценки тех или иных явлений общественной жизни могут быть объективными; - принцип универсальности истории. Магистральный путь развития человечества имеет одни закономерности, что не исключает некоторых особенностей в развитии отдельных народов, государств, цивилизаций; - принцип функциональности. Любой общественный институт выполняет жизненно важные функции. Цель исследователя - выяснение этих функций; - принцип системности. Жизнедеятельность социальных организмов обеспечивают несколько основных институтов, которые взаимодействуют друг с другом.

«Зек1уэ» в адыгском языке означает военный поход с целью захвата добычи

Поэтому любой институт необходимо рассматривать во взаимодействии с другими, входящими в систему общественных институтов данного общества; - принцип преемственности. Любое явление необходимо представлять себе в развитии: Структура работы Работа состоит из введения, четырех глав и заключения. К ней также прилагаются тематический словарь и фотоиллюстрации. Во введении обосновывается актуальность исследования, ставятся его цели и задачи, дается обзор историографии и источников.

Вторая глава освещает такие вопросы, как: В третьей главе изучаются система подготовки к воинской жизни идеологическая, психологическая, военно-физическая и основной институт в системе этой подготовки - ата-лычество. В четвертой главе рассматриваются религиозные верования и культы, связанные с наездничеством. В конце предлагаемой работы приведены перечень использованных источников, литературы, список информаторов, список сокращений и оглавление. Зек1уэ " в адыгском языке означает военный поход с целью захвата добычи и приобретения славы за пределами своей малой родины.

Но зек1уэ " не только военный поход, но еще и путешествие, то есть это процесс во времени и пространстве. Во время этого путешествия совершались набеги теуэ и грабежи хъунщЬ. Но кроме этого во время этих походов совершались визиты к друзьям, сопровождавшиеся пирами, взаимными дарами, заводились новые знакомства в чужих и родственных народах, происходило открытие новых, неизведанных земель.

Это был образ жизни для адыгской знати, который будучи связан с риском для жизни, являлся средством самоутверждения для мужчины - воина, дававший возможность прославиться, проявить удаль и отвагу.

Особенности внутреннего и внешнего развития, а именно: Одним из таких механизмов был чрезвычайно военизированный быт феодальной Черкесии.

Правом ношения оружия и участия в военных предприятиях, пользовались все члены общества, кроме домашних рабов - унаугов.

Адыгская этика и этикет в образовательной системе

Среди механизмов поддержания высокой военной мобильности в черкесском обществе важное значение имел институт наездничества. Хотя наездничеством могли заниматься и крестьяне, даже несвободные его категории, оно не являлось характерной чертой их образа жизни. В то же время, для высших сословий занятие наездничеством было неотъемлемой частью их социального статуса. Шесть месяцев в году черкесская знать проводила в набегах, которые стали обычаем и носили обязательный ритуальный характер.

Это время, веста и осень, отразились в народном сознании как пора наездничества. В сезон наездничества черкесская знать покидала свои деревни и поселялась в лесах во временных лагерях -" шупщыЬ " стан наездашков. Эта организация шупщыЬнеразрывно связанная с ин-сипугом наездошчества, является по мнению некоторых исследователей К.

Думановреликтом позднейших форм мужских союзов, типологически сходных с такими же организациями у многих народов мира в прошлом. В данном случае мы наблюдаем все основные признаки, атрибуты подобных учреждений: Организация " ШупщыЬ " исключительная прерогатива князя и дворян, состоявших в его дружине. Крестьянам было запрещено подходить к стану наездников и интересоваться находящимися там людьми;- наездники, пребывающие здесь, говорили на особом тайном языке н скрывали свои лица масками. Крестьянам, даже если они понимали тайный язык наездников щак1уэбзэбыло запрещено говорить на этом языке.

Следует отметить, что в свое время тайные союзы индоевропейских народов также были ориентированы на функции военной дружины и его вождя. А специальный воинский культ с его церемониями и символами превращались тайными союзами в знаки культовой и социальной обособленности их членов. Упоминаемые многими авторами, описывающими организацию " ШупщыЬ ", маски, грабежи, террор по отношению к остальным членам общества, доступ для которых был закрыт в эти организации - явление, характерное для мужских объединений многих народов мнра.

Основная функция, выполнявшаяся этой организацией, заключалась в поддержании военной мобильности. Многие авторы отмечали, что черкесы относились к наездничеству и набегам не просто как к грабежу, а как к средству отработки военных навыков. Весенний и осенний сезоны, проводимые в поле, были серьезной школой военного воспитания черкесской молодежи, и не только военной.

Здесь происходила социализация юношей, передача знаний от старшего поколения младшему.

институт знакомства в адыгском обществе

Старые воины обучали молодых владению оружием, конем, тактическим приемам. Юноши во время набегов приучались переносить тяготы и лишения походной жизни, у них вырабатывались такие необходимые качества, как смелость, самообладание, умение ориентироваться и использовать особенности местности. Согласно нормам черкесского обычного права, набеги за пределы своей общины, клана на территории других общин или народов, с которыми не было взаимных союзных обязательств, не считались преступлением.

Права собственности также уважались среди людей, которых связывали узы родства, дружбы, гостеприимства или какие - либо иные. В таком случае покушение на чужую собственность считалось преступлением и строго каралось. При этом подразумевалась не только та же самая община или этническое подразделение, к которой принадлежал по- 15 кушающийся, но также и соседние родственные этнические подразделения или чужой народ, если только с ним был заключен союз и дана присяга жить в добром согласии, как это было между шапсугами, абадзехами и натухайцами.

Набеги на земли соседей, не связанных союзными отношениями, не только не считались преступлением, но и поощрялись. При этом, чем дальше за пределы родины совершался поход, тем он считался престижнее. Отсюда и широкая география походов: Военные походы черкесов не ставши целью захват и удержание территорий. Время нахождения в " зек1уэ", в зависимости от дальности похода, могло быть от нескольких недель до нескольких лет.

Количество участников похода было различным: Были и одинокие всадники - " шузакъуэ ", совершавшие походы самостоятельно. Черкесы отдавали предпочтение небольшим отрядам - от нескольких десятков до ста человек. Подготовка II организация военного похода. Тактика боевых действий Организация военных походов, тактика и вопросы дисциплины имели свои особенности у разных этнических групп черкесов, в зависимости от различных факторов: В качестве примера, отражающего вышеуказанную специфику рассматриваются организация и тактика следующих военных походов: Причины и мотивы военных походов У черкесов отношение к военной добыче, нормы ее раздела были связаны с действующими институтами, обычаями, этикетными ценностями, особенностями взаимоотношений внутри господствующего класса.

Нормы раздела добычи различались в зависимости от разных факторов: Так, например, у кабардинцев особые привилегии при разделе добычи имели князья и первостепенные дворяне Куденетовы. Особую часть добычи получал предводитель, а также знаменосцы во время войны. По обычаю князья и дворяне не имели права оставлять себе захваченной добычи, а должны были раздавать большую ее часть своим подданным. Отношение черкесских наездников к добыче было весьма своеобразным: Ответ на этот вопрос невозможно найти, если искать его только в сфере материального интереса без учета других факторов, находящихся скорее в области этикетных ценностей, господствовавших в черкесском обществе.

К числу таких нематериальных ценностей, имевших огромное значение в жизни черкесов, относилась слава, прежде всего военная. Так что же превалировало в мотивах военных походов: По свидетельству Хан-Гирея, черкесы делали различие между просто добычей и добычей со славой, а часто даже противопоставляли добычу и славу, говоря даже "о презрении к добыче". Добыча, по мнению черкесов, всего лишь свидетельство.

Чтобы добиться славы а слава в феодальной Черкесии была синонимом властикнязья должны были выделиться прежде всего своей храбростью и удачливостью на войне, а также своей щедростью. Только таким образом они могли привлечь к себе больше вассалов, являвшихся основой их военного и политического могущества. Политическое устройство черкесского феодального общества имело ту особенность, что здесь, образно говоря, решающую роль играл не авторитет власти, а власть авторитета.

БОИШЬСЯ Подойти к Девушке? ЛУЧШИЙ Способ Избавиться от Страха Знакомств

Как справедливо считают некоторые исследователи Е. Налоева и другиевоенные трофеи, хотя и были доходной статьей бюджета феодалов, не могли создать стабильное экономическое положение знати, тогда как эксплуатация зависимых общинников являлась неиссякаемым источником материального благополучия.

В конечном счете именно материальное положение, наличие зависимых крестьян и крепостническое хозяйство, определяли возможность участия в набегах. Если изучить внимательно историю феодальных междоусобиц черкесских князей, то мы увидим, что главной целью их борьбы были не столько земля и имущество, сколько подданные крестьяне.

Чем больше было их у князя, тем значительнее было его экономическое и политическое могущество, тем больше дворян служило у него семья крепостных крестьян входила в состав " дворянского подарка " при поступлении на службу к князю и установлении вассальных отношений. В основе экономического благосостояния адыгского общества лежали не добыча и связанные с ней военные предприятия, а производительный труд крестьянства - основной массы населения.

В то же время нельзя отрицать, что наездничество приносило опреде- ленные материальные блага и выгоды тем, кто вел наезднический образ жизни. Хотя наездники, по обычаю, должны были раздавать большую часть приобретенной добычи, они за счет таких раздач, а также своей мобильности имели широкие связи как в среде своего, так и соседних народов.

Наличие же обширных связей в обществе, обычаи куначества, гостеприимства, взаимопомощи всегда гарантировали наезднику определенный, достаточно приемлемый уровень материального благосостояния. Это обстоятельство нашло свое отражение в следующих черкесских поговорках и выражениях: Рыцарский кодекс "уэрк хабзэ" Среди современных исследователей - культурологов отечественных и зарубежных есть такие, которые выдвигают следующий тезис: Таких взглядов, например, придерживаются Л.

Пассмор и некоторые другие исследователи. Можно ли согласиться с подобным утверждением? Если говорить о сегодняшнем дне, когда человечество пришло к единству в неприятии войны как формы взаимоотношений людей, наций, государств, то, пожалуй. Но всегда ли было так? Ведь сами войны, как утверждает наука, были не всегда и появились на определенном этапе развития человечества, В то же время был такой период, когда у целых народов и обществ война, в силу особых исторических условий, стала тем фоном, на котором долгое время протекала их жизнь и для которых война стала ценностью на уровне общественных отношений.

Возникло множество нравственных, этикетных и других норм, регулирующих положение человека на войне. Можно даже говорить о появлении такого понятия как " культура войны ". Понятие " культура войны " мы считаем возможным отнести и к черкесам, которые выработали свою систему нравственных и этических норм, регулирующих отношения людей во время войны.

При рассмотрении данной проблемы необходимо учитывать, что речь идет о норме, сложившейся и освященной в этническом сознании как правильная модель, следование которой одобрялось и поощрялось.

Однако это не означало, что эти правила соблюдались постоянно и всеми. Тем не менее большинство их соблюдало, а их несоблюдение воспринималось как нарушение этой модели и не поощрялось.

Концентрированным выражением этой культурной модели, связанной с войной и созданной под сильным влиянием военизированного быта, является рыцарский кодекс "уэркь хабзэ" "уэркь " - рыцарь, дворянин; "хабзэ" - кодекс обычно - правовых, этикетных норм. Черкесское дворянство, девизом которого было " Хабзэрэ зауэрэ ". В качестве примера, аналогии такой культурной модели, связанной с войной, можно привести средневековый японский кодекс чести самураев " Буси - до " " Путь воина " или же кодекс чести средневекового европейского рыцарства.

Конь ц его снаряжение Являясь древнейшим оседлым земледельческим народом Кавказа, черкесы вывели собственную породу лошадей. В силу того, что наибольшего развития коневодство получило в Кабарде, выведенная черкесами порода лошадей стала известна как " кабардинская ", хотя сами они называли ее " адыгэш " - " черкесская лошадь ". Качества, выработанные у кабардинской лошади, были обусловлены потребностью черкесов в верховом, боевом коне.

Сочетание таких качеств как высокая резвость и необыкновенная выносливость делали эту лошадь идеальной для дальних походов и скоротечных набегов.

Наряду с выведенной собственной породой лошадей, черкесами было создано и свое конское снаряжение, в частности, седельный набор. Называемое черкесами " адыгэ уанэ " - " черкесское седло ", на Кавказе среди соседних народов оно было известно под тем же именем. Преимущества его как боевого седла сделали черкесское седло популярным среди горцев Северного Кавказа и казаков.

Конструктивные особенности, а также легкость делали удобным черкесское седло как для всадника, так и для лошади. Вооружение п амуниция и воипов Оружие в экипировке черкесского воина было чрезвычайно многообразным. Однако оно отличалось тщательной пригонкой, не мешало движению, не звенело, не блестело и располагалось так, что в любой момент его можно было выхватить.

Полный комплект вооружения черкесского воина состоял го: Кроме оружия, отправляющиеся на долгое время в поход наездники имели при себе массу других вещей, необходимых в дороге. Компактность - актуальная проблема походной жизни - в снаряжении наездников была достаточно продумана. Все это хозяйство, сопровождавшее черкеса в походной жизни, было распределено в экипировке таким образом, что не создавало ему неудобств. Одежда Если быть точным, черкесский костюм является не одеждой, а скорее военной формой, в которую была облачена вся мужская часть нации.

У черкесов не принято говорить " адыгэ шыгьын " - " черкесская одежда ", а употребляется определение " адыгэ фащэ ", что означает черкесская форма ". Действительно, это была общенациональная военная форма. Возможно, что в этом единообразии мужского костюма мы можем услышать отголоски эпохи так называемой " военной демократии когда вся мужская часть нации представляла собой армию, а каждый ее свободный член был воином, когда не произошло еще разделение общества на сословия.

Влияние их среди окружающих этносов непрерывно росло. Более того, их популярность в европейских странах оттеснила на второй план другие народы Кавказа на многие столетия. В результате балкарцы, осетины, ингуши, карачаевцы стали также называться адыгами черкесами.

Их общественный строй, образ жизни, традиции, обычаи, нравы, одежда и вооружение олицетворяли жизнь других горских народов. Занимая обширную территорию, они прославились достижениями в экономической, культурной, нравственной, военной сферах, в воспитании, проявляли себя отличными наездниками, стрелками, ловкими, храбрыми, смелыми, отважными, предприимчивыми воинами в боях с врагами. Известный немецкий ученый К. Для них были характерны.

Так обстояло дело с земледелием, скотоводством, домашней промышленностью и ремеслом. В системе кавказской культуры и цивилизации ведущее место занимала традиционная адыгская нравственная культура. В период феодального общественного устройства она достигла совершенства, расцвета.

Достижения ее были превосходными в сравнении с другими. С восхищением отозвались о достижениях адыгов черкесов в разных сферах известные русские академики Гмелин, Гюльденштедт, Паллас и Потоцкий. В этот период Кавказ стал центром внимания западноевропейских стран. Изучались образ жизни и нравственная культура живущих здесь этносов. Известный ученый, археолог Ф.

Дюбуа де Монпе-ре писал: Все, что я говорил о воспитании мужчин и женщин, о женском труде, о постыдности для мужчины появиться на людях со своей женой Эта цитата приводится для того, чтобы подчеркнуть с каким восхищением интересовались ученые европейских стран адыгской нравственной культурой и цивилизацией. Духовность, этикет, традиции и обычаи в нравственной сфере - все это вызвало в те времена широкий резонанс во многих странах.

Близкие соседи - этносы, и народности, живущие на далеком расстоянии, подражали адыгскому образу и стилю жизни. Не только европейские газеты и журналы, но и американские публиковали о них специальные статьи. Широко была представлена черкесская тематика в русской художественной литературе. Черкесы олицетворяют храбрость и свободолюбие кавказцев, их рыцарские нравы. Черкесов воспевают в своих произведениях великие русские поэты Пушкин и Лермонтов. Адыгам подражали не только в духовной нравственной культуре, но и в материальной.

Традиции этнической нравственной культуры - это важнейший элемент нравственной культуры адыгского социума, носители его менталитета. На них равнялись, их считали и воспринимали как эталон в нравственных отношениях и образе жизни. Для подтверждения этой мысли приведем слова известного генерала русской службы И. Он писал, что кабардинские князья в силу своего происхождения и подвигов своих предков считались первыми по благородству крови не только среди черкесов, но и горских народностей.

За исключением тех качеств, которые у них могут оспаривать другие народы, кабардинцы отличаются благородством характера, учтивостью, а также чистотой своих одежды и жилищ. Все эти качества свидетельствуют о том, что кабардинцы находятся на более высокой ступени цивилизации, чем прочие горские народности Ученые того времени неоднократно отмечали утверждение на Кавказе кавказской цивилизации, а адыгскую считали ее важнейшим компонентом.

Влияние адыгской культуры и цивилизации на соседние и дальние народы имело объективный характер. Чеченцы, осетины, ингуши, балкарцы, карачаевцы, казаки, народности Дагестана перенимали их лучшие достижения в духовной, нравственной культуре именно потому, что, во-первых, эти достижения отвечали их потребностям, интересам, вкусам и ценностным ориентациям.

Во-вторых, развитая в идеале, по оценкам других народов, совершенная адыгская духовно-нравственная культура олицетворяла все лучшие качества кавказских горцев и играла доминирующую роль по сравнению с другими. В-третьих, адыги в период расцвета феодализма в военном отношении на Северном Кавказе считались сильными, мощными и храбрыми, что способствовало признанию их культуры соседями.

Перенимать превосходящую адыгскую культуру заставляли необходимость защиты от иноземных захватчиков, расчет на помощь и поддержку со стороны сильного и опытного по ведению войн адыгского народа.

институт знакомства в адыгском обществе

Осетины, чеченцы, балкарцы, карачаевцы, ингуши считали образцом воспитания адыгскую степенность и благородство. В-пятых, система воспитания в Кабарде была поставлена на высоком уровне благодаря развитости нравственных отношений и высокой нравственной культуры, соблюдению этикетных норм и приличия.

Наличие такой культуры привлекало к себе внимание других этносов и народностей, которые стремились перенять совершенную нравственную культуру и воспитанность. Чеченцы, осетины, ингуши, балкарцы посылали своих детей учиться приличиям и этикету именно к адыгам.

В этой связи английский политический деятель Д. Белл писал о порядках, о высокой нравственной воспитанности так: В-шестых, у адыгов черкесов получили свое совершенство такие- социальные институты, как гостеприимство, куначество, покровительство, абречество, хаса, институт джегуако народные певцыкоторые способствовали в течение длительного времени преемственности поколений, духовности и, в первую очередь, нравственности. В этой связи огромна была роль института аталычества, явившегося основной школой воспитания детей князей и дворян.

Она заменяла семейное, родительское воспитание.